Элли, Джим, Джессика, Кент и Никки, капитан Уоллес, Крисси, Ральф и отец Мерфи  

Элли, Джим, Джессика, Кент и Никки, капитан Уоллес, Крисси, Ральф и отец Мерфи

Предыдущая9101112131415161718192021222324Следующая

Элли, студентка медицинского факультета, была потрясена разрывом с женихом. Она не могла думать ни о чем, кроме разрушенных взаимоотношений. Эти мысли настолько огорчали ее, что она перестала ходить на работу. Сотни раз в день она звонила бывшему парню, являлась к нему на работу, непрерывно писала ему и почти вылетела с учебы за прогулы. Руководитель курса в приказном порядке велел ей пойти ко мне на прием.

Джим застрял в утренней дорожной пробке. На мосту через реку случилась авария, и это означало его неминуемое опоздание на работу. Джим распсиховался: он давил на сигнал гудка, кричал, ругался, чувствовал панику и до конца дня после этого оставался эмоционально разбит, хотя объективно ничего не мог поделать с ситуацией.

Как-то раз Джессика пострадала от глупой шутки, которую ляпнула ее давняя подружка на одной из вечеринок (возможно, в тот день у подруги плохо работала кора лобных долей). Джессика плакала несколько дней. Больше она никогда не общалась с той девушкой, хотя последняя много раз пыталась извиниться.

Спустя шесть лет брака и имея двоих детей, Кент и Никки решили разводиться. Их развод был ужасен: они сражались за финансы, опеку над детьми, раздел собственности и почти по всем прочим вопросам. Оба чувствовали себя пострадавшими и стремились нанести другому как можно больший ущерб. Бракоразводный процесс затянулся на пять лет. Они все еще не разговаривают друг с другом и используют детей как оружие во взаимных битвах. Новых супругов друг друга они тоже ненавидят.

Капитан Эндрю Уоллес (имя изменено) работал военным священником в той армейской части, где я служил в Германии в начале 1970-х. Он представлял собой тип священника-фундаменталиста, который воспринимал как зло танцы, синие джинсы и макияж. Казалось, что он непрерывно злится. С собственными детьми он был крайне суров, из-за чего они часто бунтовали. В проповедях капитан Уоллес разглагольствовал о грехе, конце света и о том, что каждую минуту нужно быть готовым к смерти. На его службы мало кто ходил.

Когда Крисси поступила в колледж, она впервые оказалась вдали от дома и искренне возненавидела общежитие. Ее раздражал шум и соседи по комнате. Она жаловалась на то, что лекции проводятся в другом конце кампуса. В течение двух месяцев она ежевечерне звонила домой, жалуясь на учебу. Она никак не могла преодолеть тоску по дому, друзьям и семье. На каникулах по случаю Дня благодарения родители привели ее ко мне в клинику. Девушка находилась на грани сильной депрессии с признаками навязчивостей и тревожности. Ее скан ОЭКТ показал значительную гиперактивность в поясной извилине и базальных ганглиях.



Ральф, преподаватель французского языка в старшей школе, не относился к числу популярных учителей. Он скучно и одинаково вел уроки и часто выглядел разраженным. От студентов требовалось беспрекословно следовать его указаниям, иначе они проваливали экзамен. Он никогда не прислушивался к ученикам и не пытался адаптировать уроки под их интересы, из-за чего многие школьники возненавидели французский.

Отец Мерфи был очень недружелюбным и чрезмерно пьющим священником, он часто выражал злость и негативизм по отношению к прихожанам. В трудных ситуациях он всегда предсказывал негативный исход и готовил людей к худшему. Находясь рядом с ним, люди тоже заражались его тревожностью.

Расизм и ненависть

По своему опыту скажу, что расизм и ненависть часто возникают как результат дисфункции передней части поясной извилины и базальных ганглиев. Я провел сканирование мозга многих людей, испытывавших иррациональную ненависть по отношению к представителям других этнических групп или религий. Чрезмерно активная передняя часть поясной извилины и базальные ганглии заставляют людей зацикливаться на негативе. Групповая ненависть — черных против белых, арабов против евреев или протестантов против католиков — это форма крайней зацикленности на негативном мышлении и поведении. Я часто замечаю, что в семьях эта ненависть прослеживается сквозь поколения. Гиперактивность в этих частях мозга нередко наследуется. И дело не только в том, что дети перенимают взгляды родителей через социальные модели поведения, но и в том, что их мозг предрасположен к негативным моделям. Психиатр из Гарварда Элвин Пауссейнк (Elvin Poussaink) считает, что расизм следует рассматривать как психическое заболевание, и я с этим согласен. Мозг расистов действительно застревает на устаревших моделях поведения и не способен на переключение к восприятию более здравой реальности. Вот пример.

17-летний Лео ненавидел всех участников школьной спортивной команды. В детстве он страдал от плохой координации и сам не добился в спорте особых успехов. Лео считал, что мальчишки из спортивной команды обладают несправедливыми преимуществами, особенно в плане внимания девушек. Лео чувствовал себя аутсайдером, слушал мрачную музыку и фантазировал, как он уничтожит всех своих конкурентов-спортсменов. Однажды он посоветовал приятелю не приходить на футбольный матч, потому что может произойти «что-то ужасное». Как раз в то время у всех на слуху был инцидент с перестрелкой в старшей школе, о котором я рассказывал выше, и встревоженный приятель известил полицию.

Когда полицейские обыскали дом Лео, то обнаружили заряженные винтовки и пистолеты, а также рисунки потенциальных жертв из футбольной команды. Лео был арестован. Я познакомился с ним через адвоката защиты. Он оказался социально-тревожным подростком с признаками депрессии, ненавистью к властям и навязчивыми паттернами мышления, особенно касательно жестокости. Скан его мозга показал сильнейшую гиперактивность передней части поясной извилины и базальных ганглиев. Все самоощущение Лео было захвачено в петлю непрерывно крутящихся мрачных мыслей. Начав принимать препарат, помогающий успокоить гиперактивные зоны, Лео стал спокойнее и смотрел на свое положение чуть оптимистичнее, отпустив часть своей ненависти к отдельным группам людей.

Для того чтобы душа была спокойна, следует стремиться к эмоциональному развитию и росту. Важно поддерживать близкие связи с другими людьми. Мы — общественные животные. Нам требуется дарить и получать любовь, чтобы чувствовать себя полноценно. Когда передняя часть поясной извилины и базальные ганглии работают нормально, мы спокойны, прощаем прошлые ошибки и видим новые пути роста. Однако если эти важные участки мозга «перегреты», мы стагнируем, изолируемся, застреваем на негативных мыслях, чувствуем себя покинутыми и отчужденными от тех, кто придает нашим жизням смысл.

Глава 5


4492811242975044.html
4492834089039561.html
    PR.RU™